«Если ты мужчина, будь им…»

Наша встреча с ветераном боевых действий в Афганистане Андреем Альбертовичем Чуклиным была неслучайной.

Наша встреча с ветераном боевых действий в Афганистане Андреем Альбертовичем Чуклиным была неслучайной. Являясь активным членом республиканского отделения Всероссийской общественной организации «Боевое братство», он регулярно выступает на мероприятиях, которые проводятся в рамках месячника оборонно-массовой работы, рассказывает о событиях Афганской войны. Записывает воспоминания на своём авторском сайте, которые потом перечитывают его дети, внуки, воспитанники объединения «Тех-творчество» Дворца творчества, где трудится наш герой. Ветеран боевых действий в Афганистане Андрей Чуклин рассказывает ребятам о воинской службе. Фото: Руслан Никонов, «КЗ».

Вот они-то - его главные слушатели, им интересны особенности быта и климата чужой страны, технические характеристики оружия и боевых машин, трудности и курьёзные случаи, которые тоже происходили на Афганской войне. Такие беседы происходят у них в процессе занятий, где дети учатся не только мастерить, но и любить Родину, свой народ, уважать других.

За примером далеко ходить не надо. Беседа с Андреем Альбертовичем состоялась прямо во время его занятия, другого времени не нашлось: накануне Дня защитника Отечества - плотный график мероприятий, в которых он задействован. Мальчишки мастерили поделки и вслушивались в разговор, а позже присоединились к нам, чтобы посмотреть армейские фотографии педагога. 

- Андрей Альбертович, как Вы, на то время 19-летний юноша, попали на Афганскую войну?

- После окончания школы с автозавода меня направили на обучение в город Шадринск. Когда я учился в техникуме, получил повестку прибыть в военкомат. На сборы дали три дня, и нас, новобранцев, отправили на сборный пункт в Курган. А оттуда на поезде мы ехали несколько суток через всю страну в Узбекистан. В поезде были только призывники, и по дороге, на станциях, к нам подсаживали ещё ребят. Эта поездка запомнилась на всю жизнь. Мы испытали непередаваемые ощущения, когда впервые увидели пустыню, верблюдов и варёную кукурузу. 

В каждом вагоне были офицеры, которые отвечали за нас. Еду нам готовили на полевой кухне в отдельном вагоне, который находился в середине состава. По дороге мы все сдружились. В Чирчике было много учебных воинских частей, где готовили солдат разных специальностей для службы в Афганистане. Многие ребята из нашего вагона попали вместе со мной в учебную часть, где готовили мотострелков. Мы несколько месяцев маршировали, бегали, учились пользоваться оружием, приёмам рукопашного боя, работать в боевой группе и выполнять военные задания в различных условиях. 

В скором времени нас начали отправлять группами для прохождения основной службы в различные воинские части Афганистана. Так я попал в Кандагар. Помню, как вышел из прохладного самолёта и тут же почувствовал обжигающий воздух пустыни. Для Афганистана 50-70 градусов тепла – нормальное явление. 

- Как Вы адаптировались к таким погодным условиям?

- По моим ощущениям, казалось, что я попал в баню. Но Кандагар – это каменистая пустыня, там сухой воздух, жара переносится легче, привыкаешь быстро. В Афганистане постоянно синее небо, нет ни облачка. Солнце поднимается и опускается за горизонт практически моментально. Вроде только была ночь, а за пять минут наступил день - и снова печёт солнце. И так же вечером. С того времени у меня сложилась привычка всегда говорить «добрый день», не важно, утро это или вечер.

Несмотря на жару, воевать приходилось в полном обмундировании, всё, как положено. Когда возвращались из боёв, окунались в прохладный бассейн, который мы смастерили в воронках, оставленных «духами». Это был наш местный оазис, и вроде как противостояние врагу, который хотел нам навредить, а мы использовали его. Бывало, окунешься, подурачишься в воде с ребятами, и всю усталость как рукой снимает. 

- На войне есть дедовщина?

- Есть, но она не та, о которой принято говорить. Конечно, когда мы только приехали в часть, были ребята, которые пришли на службу раньше нас. Они поручали нам всю работу по уборке помещений, готовке… Но всё это было без грубостей и насилия, и, если нам попадало, то за дело. Например, если ты заснул, не почистив оружие, «дед» поднимал тебя и заставлял его чистить. На войне может случиться всякое, что, если ночью тебя отправят на боевые действия, а у тебя не готов автомат?! Поэтому все замечания были оправданны.

При этом в бою тот же «дед» присматривал за молодым солдатом, и, если он слишком высовывался из укрытия, хватал его и прятал за свою спину. 

Помню, как в первый раз вышел на боевые действия. Ко мне прикрепили такого же «деда» и наказали, чтобы я не геройствовал, главная задача для меня – остаться живым. Действительно, первый бой это жутко, непонятно, повсюду летят пули… Пересидев за бронетранспортером, я выглянул посмотреть, что же происходит, и тут же получил лёгкий пинок. Оказывается, «дед» следил за мной и приказал спрятаться за  машину «Урал». Я встал за неё, вздохнул и почувствовал, что оцепенение проходит. Потом спросил, что нужно делать. После этого я уже приступил к боевому заданию. 

- Как тогда складывались межнациональные отношения?

- С нами служили русские, украинцы, казахи, латыши… Жили мы очень дружно. Обменивались адресами, приглашали друг друга в гости. Первое время после Афгана действительно даже ездили друг к другу. 

По вечерам с ребятами иногда говорили о том, кто где живёт, спорили, какой город самый лучший. Как-то сослуживец сказал мне, что один из солдат – татарин, вроде как из Пермского края. Тут я слышу, он рассказывает: «Когда у нас наступает лето, мы купаемся в водохранилище. А ещё у нас есть свой тракторный завод, автозавод, завод искусственных кож и ГРЭС». Я смотрю на него и думаю, надо же, всё, как у нас. Перебил его, спрашиваю: «Флюс, а ты откуда?». Он небрежно махнул рукой: «Да ты не знаешь, это в Башкирии». Я ещё больше удивляюсь, говорю: «Флюс, а ты не из Нефтекамска?» Он отвечает: «Из Нефтекамска» После этого мы с ним так сдружились, не разлей вода. Да и сейчас продолжаем общаться, видеться. 

Когда мы были в Афганистане, все сослуживцы, которые приехали с Урала, считались земляками. Но встретить товарища, который родом с тех же мест, что и ты, вообще считалось редкостью. Правда, Флюс Мусин жил не в самом Нефтекамске, а рядом с ним, в деревне Кумово. Мы служили в соседних подразделениях, но наши палатки находились рядом, воевали тоже вместе. 

Незадолго до дембеля я встретил ещё одного земляка – Сашу Иванова из Николо-Берёзовки. 

- Вы были дважды ранены. Расскажите об этих случаях.

- Когда получил первое ранение, меня положили в госпиталь. Регулярно приходили сослуживцы, спрашивали, когда выпишут. После встреч с ними становилось тепло на душе, хотелось скорее поправиться, чтобы вернуться к ним. Ранение было нетяжёлым, обычно с таким не отправляли обратно в Союз. Но тут врач подошёл ко мне и сказал: «Сейчас на отправку в Союз ребят мало, если хочешь, могу оформить, поедешь домой, закончишь службу там. Но ты не торопись, подумай до утра». Первая мысль, которая мне тогда пришла в голову: «Так я же скоро увижу маму!» Я обрадовался, подбодрился… Тем же вечером пришли ребята, спросили, когда выписывают. В этот момент в душе была такая буря эмоций и чувств, вроде и к маме хочется, и ребята ждут, надеются на меня, как их бросишь?! Они заметили, что я растерялся, спросили, чего молчу. Я только улыбнулся: «Через две недели». На следующий день подошёл к врачу, сказал, что остаюсь. Он даже не удивился, сказал, те, кто побывал на войне, от неё не убегают.

Андрей Чуклин во время лечения в госпитале. Фото из архива Андрея Чуклина.

Спустя некоторое время снова попал в госпиталь, уже с тяжёлым ранением. Увидел того же врача, он мне сказал: «Я же тебе предлагал…»  В этот момент у меня полились слёзы. До сих пор не понимаю, почему тогда плакал. То ли от боли, то ли от обиды, то ли от счастья, что вообще жив остался… Врач успокоил: «Не реви, мы тебя соберём». 

- Что Вам дала война?

- Человечность. Считается, что с войны солдаты приходят злые, слишком уверенные в себе. Когда лежал в госпитале, был такой случай. Одному из бойцов перебило руки, он остался без кистей. Он очень переживал, не представлял, как будет жить без рук у себя в деревне. Другого солдата ранило в позвоночник, он с трудом ходил, и прежде чем что-то сделать, ему нужно было подумать, дать команду своему мозгу. Так вот, этот солдат сказал первому: «Тебе ещё хорошо, ты захотел руку поднять – взял, поднял. А мне, прежде чем её поднять, нужно сначала представить, как это делается, так что тебе повезло». После этого тот парень взял своими культями сигареты и уже веселее сказал: «Ну что, мужики, пойдёмте учиться курить». Вот тогда я понял, что если ты проснулся, ты уже счастливый человек. Нужно уметь радоваться жизни, и помогать в этом другим. 

- Как сложилась Ваша судьба после Афганистана?

- Я много лет проработал на НЕФАЗе, а десять лет назад сын, работавший во Дворце творчества детей и молодёжи, предложил открыть там кружок технического творчества. Я с детства люблю делать макеты машин, ракет, кораблей, диарамы… Все школьные годы занимался на станции юных техников, потом передавал свой опыт детям, внукам. Решил попробовать. За все годы, что здесь работаю, в нашем объединении «Техтворчество» занималось много ребят. Случается, заглядывают бывшие ученики, останавливают на улице, спрашивают, как дела… Приятно, что меня помнят. 

Бывает, начинаем на занятиях говорить про технику, а заканчиваем тем, что дети делятся своими переживаниями или радостью. Один мальчишка сказал, что папа по приезде с Севера обещал кое-то купить. Говорю, так ты сам же можешь это сделать, он соглашается. Так постепенно подвожу ребят к тому, чтобы они не были только потребителями, а если и просят что-то, то делали это осмысленно. 

Я с удовольствием прихожу на занятия с ребятами. Это непередаваемые ощущения, когда мальчишки просят у тебя совета, ты им его даёшь, и они говорят тебе искреннее спасибо. Ради этого стоит жить.

- Чего Вы хотели бы пожелать мужчинам в канун Дня защитника Отечества?

- Мы, афганцы, хорошо понимаем, что такое война. Поэтому могу представить, каково сейчас приходится тем, кто находится в зоне спецоперации. Желаю им скорее вернуться. А тем, кто сейчас находится здесь, и мальчишкам – быть настоящими мужчинами.

Автор:Юлия Костина

Последние новости

«Дружба» объединяет

Второй республикансий туристический слет работников здравоохранения «Дружба 2024», проходивший в минувшие выходные на берегу озера Кандрыкуль собрал  40 команд, почти 400 участников со всей республики.

В Башкирии снизилась заболеваемость ВИЧ

В семинаре на тему социально значимых заболеваний, организованном Агентством по печати и СМИ РБ в режиме онлайн, приняли участие представители профильных ведомств и медицинских организаций.

В Башкортостане растет налоговая дисциплина  граждан

Это архивная публикация - она может содержать устаревшую информацию. За 5 месяцев 2024 года налоговая задолженность физлиц уменьшилась более чем на 800 млн рублей.

Card image

В мире современного строительства и производства металлопрокат играет ключевую роль

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *